СК РФ, Статья 167. Ограничение применения норм иностранного семейного права

СК РФ, Статья 163. Права и обязанности родителей и детей

Нормы иностранного семейного права не применяются в случае, если такое применение противоречило бы основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации. В этом случае применяется законодательство Российской Федерации.

СК РФ, Статья 167. Ограничение применения норм иностранного семейного права

Комментарий к Статье 167 СК РФ

Как справедливо отмечено в юридической литературе, «нормы, регулирующие семейные отношения, настолько тесно связаны с господствующими в стране моралью, религией, основными принципами жизни, что их применение зачастую зависит от существующего в данной стране публичного порядка. Унификация законодательства в этой сфере международного частного права наиболее трудно осуществима» <1>.

———————————

<1> Шебанова Н.А. Семейные отношения в международном частном праве. М., 1995. С. 3.

Норма комментируемой статьи может ограничивать действие коллизионных норм разд. VII СК РФ. С расширением применения иностранного семейного права, увеличением числа отсылок к нему в коллизионных нормах разд. VII СК РФ значение нормы о публичном порядке неизбежно возрастает.

Оговорка о публичном порядке содержится в праве всех без исключения государств. Многие государства оговорку о публичном порядке включили в законы о международном частном праве, в кодифицированные акты гражданского или семейного законодательства. Примеры тому — Австрия, Бразилия, Венгрия, Германия, Греция, Италия, МНР, Польша, Португалия, Сирия, Таиланд. Отсутствие специальной нормы в законодательстве не мешает государствам (США, Франции и др.) широко применять оговорку о публичном порядке на практике. Термин «публичный порядок» в законодательстве различных государств и международных договорах понимается по-разному.

В России под термином «публичный порядок» понимают прежде всего основополагающие принципы правопорядка, заложенные в Конституции РФ, и другие фундаментальные (базовые) положения. Оговорка о публичном порядке применяется при признании и исполнении решений иностранных судов. Согласно ст. 24 Конвенции о защите детей и сотрудничестве в области межгосударственного усыновления (Гаага, 29 мая 1993 г.) <1>, в признании усыновления в любом Договаривающемся Государстве может быть отказано только тогда, когда усыновление явно противоречит его государственной политике, принимая во внимание наилучшие интересы ребенка (ст. 24).

———————————

<1> Россия подписала Гаагскую конвенцию 7 сентября 2000 г. по распоряжению Президента РФ от 26 июня 2000 г. N 241-рп, но до настоящего времени не ратифицировала ее // СПС «КонсультантПлюс».

Данная оговорка включается и в международные договоры, она отражена в ряде договоров России о правовой помощи, а также в Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г.

В комментируемой статье речь идет о возможности применения конкретных норм иностранного законодательства к конкретным правовым ситуациям, при этом акцент сделан на противоречии основам правопорядка не самих иностранных законов, а их применения в России. Очевидно, что нормы иностранного права, допускающие полигамию, противоречат основным принципам российского семейного права, но это не означает, что полигамные браки, заключенные в стране, где они признаются, не могут порождать юридических последствий, признаваемых в нашей стране.

СК РФ, Статья 167. Ограничение применения норм иностранного семейного права

Другой комментарий к Ст. 167 Семейного кодекса Российской Федерации

Норма комментируемой статьи может ограничивать действие коллизионных норм раздела VII СК РФ. Несмотря на то что КоБС РФ тоже включал статью аналогичного содержания (ст. 169), до последнего времени она практически не действовала ввиду применения в российском коллизионном семейном праве, как правило, отсылок к российскому законодательству. С расширением применения иностранного семейного права, увеличением числа отсылок к нему в коллизионных нормах раздела VII СК РФ значение нормы о публичном порядке должно возрасти.

Оговорка о публичном порядке содержится в праве всех без исключения государств, во многих из них она выражена в законодательстве, в частности, в законах о международном частном праве, в ГК или СК (Австрия, Бразилия, Венгрия, Германия, Греция, Италия, МНР, Польша, Португалия, Сирия, Таиланд и т.д.). Отсутствие специальной нормы в законодательстве не мешает государствам (США, Франции и др.) широко применять оговорку о публичном порядке на практике. Данная оговорка включается и в международные договоры, она отражена в ряде договоров России о правовой помощи, а также в Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г. Доктрина повсеместно признает необходимость оговорки о публичном порядке, имея в виду, что отсылка коллизионной нормы формулируется широко и может привести к применению законодательства любого иностранного государства, возможно, с весьма далекой правовой системой.

В комментируемой статье речь идет не об общей оценке действующего в иностранном государстве законодательства в области брака и семьи, а о возможности применения конкретных норм этого законодательства к конкретным ситуациям. В этой статье, как и в ранее действовавшей ст. 169 КоБС РСФСР, говорится о противоречии основам правопорядка не самих иностранных законов, а их применения в России. Например, нормы иностранного права, допускающие полигамию, противоречат основным принципам российского семейного права, но это не означает, что полигамные браки, заключенные в стране, где они признаются, не могут порождать юридических последствий, признаваемых в нашей стране; нельзя, в частности, возражать против признания алиментных обязательств членов полигамной семьи.

 

СЕМЕЙНЫЙ КОДЕКС РФ