СК РФ, Статья 4. Применение к семейным отношениям гражданского законодательства

СК РФ, Статья 4. Применение к семейным отношениям гражданского законодательства

К названным в статье 2 настоящего Кодекса имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством (статья 3 настоящего Кодекса), применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений.

Комментарий к Статье 4 СК РФ

Имущественные и личные неимущественные отношения между членами семьи регулируются семейным законодательством. Однако в силу многообразия таких отношений и возникновения все новых и новых жизненных семейных ситуаций, законодательное регулирование которых, несомненно, отстает от момента их возникновения, законодатель устанавливает правило: если семейное законодательство не содержит нормы, регулирующей отношения между членами семьи, к таким отношениям применяются соответствующие нормы гражданского законодательства, если они не противоречат существу семейных отношений.

Семейное право регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между супругами, родителями и детьми, к которым приравниваются усыновленные и усыновители, а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами. Семейное право определяет также формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей. Легко видеть, что если ранее действовавшее семейное законодательство определяло предмет семейного права столь широко, что это явно не соответствовало действительности, то в новом СК РФ предпринята попытка дать ему более четкое и более узкое определение. Очевидно, что семейное право никогда не регулировало все неимущественные и все имущественные отношения, возникающие в семье между супругами, родителями и детьми, и тем более между другими членами семьи. Имущественные отношения между родителями и детьми, а также между другими членами семьи, в том числе и возникающие в семье, например, отношения собственности, всегда регулировались нормами гражданского, а не семейного права. К семейно-правовой сфере относились лишь алиментные обязательства, существующие между этими лицами. В СК РФ такое определение несколько сужено. В нем по-прежнему говорится об имущественных и личных неимущественных отношениях между супругами, родителями и детьми и без всякого ограничения. Однако в отношении других членов семьи речь идет уже не обо всех имущественных и личных неимущественных отношениях между ними, а только о тех из них, которые прямо предусмотрены семейным законодательством. Кроме того, семейное законодательство может устанавливать пределы, в которых данные отношения подпадают под его воздействие. Например, семейное законодательство регулирует в настоящее время только некоторые аспекты опеки и попечительства, в частности отношения, возникающие в связи с воспитанием детей в семье опекуна.

Анализируя данную норму, можно сделать вывод, что семейное законодательство по-прежнему не содержит качественных материальных критериев, позволяющих отграничить семейные отношения от отношений, регулируемых другими отраслями права. Данные отношения выделяются лишь по формальным признакам. Они должны возникать между супругами, или родителями и детьми, или между другими родственниками, или иными лицами, однако в последних двух случаях о регулировании таких отношений должно быть прямое указание в нормах семейного законодательства.

Семейное законодательство не регулирует всех имущественных и личных неимущественных отношений и между супругами, и между родителями и детьми. При отсутствии материального критерия для разграничения отношений, регулируемых семейным и гражданским правом, ответить на вопрос, какие имущественные отношения между родителями и детьми, а также между супругами являются семейно-правовыми, практически невозможно. Единственным способом, позволяющим определить, применимо ли в тех или иных случаях семейное законодательство, является выяснение того, существуют ли нормы семейного права, прямо регулирующие данные отношения. Если таких норм нет, необходимо выяснить, регулирует ли данные отношения гражданское право.

Попытка определения семейных отношений как отношений, возникающих в семье, также не дает ответа на вопрос о природе этих отношений. Само понятие семьи всегда было настолько неопределенным, что его невозможно даже закрепить в законодательстве. Семья может рассматриваться в двух значениях. Семья в социологическом смысле традиционно понималась как «союз лиц, основанный на браке, родстве, принятии детей в семью на воспитание, характеризующийся общностью жизни, интересов, взаимной заботой». Однако данное определение в настоящее время должно быть расширено. Семья в социологическом смысле может основываться также на фактических брачных отношениях, в том числе и на отношениях между лицами одного пола, которые получают в настоящее время все большее юридическое признание в различных странах. Не все семьи в социологическом смысле составляют семью в юридическом смысле. Для этого необходимо законодательное признание данного союза семьей. Семья в юридическом смысле определялась как «круг лиц, связанных правами и обязанностями, вытекающими из брака, родства, усыновления или иной формы принятия детей на воспитание». Таким образом, определяя отношения, регулируемые семейным правом, как отношения, возникающие в семье, мы получаем замкнутый круг, поскольку семья в юридическом смысле — это круг лиц, отношения между которыми регулируются семейным правом <1>.

———————————

<1> Следует иметь в виду, что в последние годы в Европе и США все более проявляется тенденция, направленная на стирание границы между семьей в юридическом и социологическом смысле.

В Гражданском кодексе РФ личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, исключены из предмета гражданско-правового регулирования. В пункте 2 ст. 2 ГК РФ указывается лишь на то, что нематериальные блага защищаются гражданским правом, если иное не вытекает из существа этих благ. В комментарии к ГК РФ М.И. Брагинский объясняет это тем, что авторами указанного Кодекса была принята точка зрения, по которой гражданское право лишь защищает объекты неимущественных отношений, но не регулирует их. Данное решение вопроса представляется весьма спорным. Во-первых, любая отрасль права охраняет не объекты, а возникающие по поводу них отношения. Во-вторых, из-за сужения предмета гражданско-правового регулирования невозможно объяснить, как гражданское право регулирует гражданско-правовые состояния. Отношения, связанные с регулированием правоспособности, дееспособности, их ограничением, эмансипацией, являются личными неимущественными отношениями, не связанными с имущественными. Гражданское право, безусловно, не только охраняет, но и регулирует их. Не вдаваясь в существо разногласий между сторонниками теории регулирования и теории защиты, можно сказать, что те же выводы применимы и к большинству личных отношений, регулируемых семейным правом.

Нельзя считать совершенно случайным и то, что в ст. 2 СК РФ говорится об «установлении» порядка и условий вступления в брак, его расторжения и признания его недействительным и о «регулировании» других семейных отношений. В Семейном кодексе РФ не проводится четкого различия между «регулированием», с одной стороны, и «установлением» и «охраной» — с другой (так, рассматриваемая ст. 2 СК РФ озаглавлена «Отношения, регулируемые семейным законодательством»), однако определенная разница между этими понятиями все же имеется.

 Из современных ученых пределы регулирования правом неимущественных отношений более четко определил О.С. Иоффе. Применительно к личным семейным отношениям «объективные возможности юридического нормирования оказываются, — по его мнению, — существенно ограничены, так как эти отношения… связаны с внутренним миром переживаний, не поддающихся внешнему контролю». Поэтому если для семейных отношений закон вводит общий режим правового регулирования, то юридические нормы, посвященные личным взаимоотношениям членов семьи, затрагивают только их отдельные стороны. Определяя предмет семейного права, О.С. Иоффе специально заостряет внимание на том, что «семейное право — это система юридических норм, регулирующих в пределах, подконтрольных государству, личные и имущественные отношения…».

Итак, можно сделать вывод, что в области личных отношений право определяет лишь внешние границы их начала и окончания: условия вступления в брак, прекращение брака, установление отцовства, лишение родительских прав и т.д. Кроме того, право устанавливает некоторые общие императивные запреты, общие рамки, в которых осуществляются личные семейные отношения, само содержание которых находится вне сферы правового регулирования. Например, закон не определяет формы и способы воспитания детей, но запрещает злоупотребление этими правами. Еще менее урегулированы правом личные неимущественные отношения супругов. Действительно, мы видим, что право не регулирует и не может регулировать ни интимную жизнь супругов, ни их личные взаимоотношения. Нормы-декларации, обязывающие супругов заботиться друг о друге, устанавливающие равенство супругов в решении вопросов семейной жизни, и есть те самые «мнимые права», о которых говорил Г.Ф. Шершеневич. Право не знает способов их принудительного осуществления. Оно не содержит даже общих границ осуществления супругами этих прав.

Все приведенные доводы подтверждают тот факт, что имущественным отношениям в предмете семейного права отводится больше места, чем личным неимущественным. Но если это так, то предмет семейного права оказывается полностью совпадающим с предметом права гражданского. И в той и в другой отрасли основу предмета составляют отношения имущественные, а личные неимущественные отношения занимают в нем второстепенное положение. Однако для окончательного ответа на этот вопрос необходимо выяснить, не обладают ли семейные отношения специфическими признаками, настолько существенно отличающими их от гражданских, что это позволяет говорить об отраслевой самостоятельности семейного права.

По предмету правового регулирования некоторые авторы отождествляют семейное право с институтом гражданского права. Несмотря на то, что гражданское право тоже регулирует имущественные и личные неимущественные отношения, такой вывод представляется спорным и разделяется не всеми специалистами в области семейного права (Е.М. Ворожейкин, В.А. Рясенцев, Г.К. Матвеев, А.М. Нечаева и др.).

Различие предметов семейного и гражданского права состоит в следующем:

  • имущественные отношения в гражданском праве, в отличие от семейного, носят в основном стоимостный характер и строятся на возмездной основе;
  • имущественные отношения, регулируемые брачно-семейным законодательством, тесно связаны с личными отношениями; в гражданском праве такой связи нет;
  • семейные правоотношения складываются между строго определенными субъектами; юридические лица в семейных правоотношениях не участвуют;
  • во многих гражданских правоотношениях срок имеет существенное значение; семейные правоотношения носят, как правило, длящийся характер, и срок в них не указывается;
  • основной формой существования гражданских правоотношений является договор; в семейном праве применение договоров ограничено: брачный договор, соглашение об уплате алиментов, договор о передаче детей на воспитание в семью.

Семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 2 СК РФ). Отличия в содержании ст. 2 Кодекса о браке и семье РСФСР и ст. 2 СК РФ очевидны и вполне объяснимы. Так, порядок регистрации актов гражданского состояния, как установлено ст. 47 СК РФ, должен определяться законом об актах гражданского состояния. В преддверии принятия специального закона не было нужды включать нормы об актах гражданского состояния в СК РФ. Следовательно, вплоть до принятия закона об актах гражданского состояния продолжают действовать нормы раздела 4 Кодекса о браке и семье РСФСР.

Что касается опеки и попечительства, то это не только способ устройства в семью детей, оставшихся в силу различных причин без попечения родителей, но в первую очередь институт, имеющий целью защиту имущественных и личных неимущественных прав как несовершеннолетних, так и других недееспособных и не полностью дееспособных лиц. Нормы, направленные на достижение этой основной цели опеки и попечительства, помещены в ГК РФ (см. главу 3 «Граждане (физические лица)», ст. 31 — 40), тогда как нормы, направленные на достижение специальной цели — обеспечения воспитания несовершеннолетних, составили предмет гл. 20 СК РФ (ст. 145 — 150).

На смену ст. 133 КоБС РСФСР пришли ст. 28, 37, 292 и 575 ГК РФ. Содержание указанных статей состоит в следующем: действия опекунов, попечителей несовершеннолетних, а также их родителей по управлению и распоряжению имуществом и имущественными правами несовершеннолетних поставлены под жесткий контроль органов опеки и попечительства, каковыми признаются органы местного самоуправления. Опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель — давать согласие на совершение сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного (п. 2 ст. 37 ГК РФ). Отчуждение жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника, допускается с согласия органа опеки и попечительства (п. 4 ст. 292 ГК РФ). При этом под жилым помещением следует понимать любое помещение, предназначенное для жилья: квартиру, дом, часть дома, комнату. Дарение от имени малолетних граждан их законными представителями не допускается (ст. 575 ГК РФ). Это означает, что имущество, принадлежащее лицу, не достигшему 14 лет, и оцениваемое в сумму, превышающую 5 установленных законом минимальных размеров оплаты труда, не может быть подарено. Отсутствие возражений со стороны органа опеки и попечительства не сделает такую сделку законной. Анализ ст. 575 ГК РФ приводит к убеждению, что несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет может под контролем законных представителей и органов опеки совершить сделку, направленную на безвозмездное отчуждение его имущества.

Применение гражданско-правового инструментария в регулировании семейных отношений существенно расширено. К уже отмеченному следует прибавить, что общие начала регулирования имущественных отношений между супругами установлены также ст. 256 ГК РФ. В качестве общего правила в ст. 4 СК РФ установлено, что к отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений. Совершенно очевидно, что к заключению, исполнению, расторжению брачного договора, а также соглашению об уплате алиментов применяются нормы ГК РФ, регулирующие заключение, исполнение, расторжение и признание недействительными гражданско-правовых сделок, равно как и нормы, устанавливающие порядок заключения, изменения и расторжения договоров. Напротив, вопросы действительности брака не могут разрешаться с применением норм главы ГК РФ о сделках.

Особо следует остановиться на проблеме применения исковой давности в семейных отношениях. Как общее правило, на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется, за исключением случаев, если срок для защиты нарушенного права установлен СК РФ (ст. 9).

Сроки установлены в следующих случаях:

  • иск о признании недействительным брака, заключенного с лицом, скрывшим наличие венерической болезни или ВИЧ-инфекции, может быть предъявлен в течение года со дня, когда другой супруг узнал или должен был узнать о наличии болезни или факта инфицирования (п. 4 ст. 169 СК РФ);
  • супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение сделки по распоряжению недвижимостью или сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации, не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки (п. 3 ст. 35 СК РФ);
  • к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности (п. 7 ст. 38 СК РФ);
  • алименты за прошедший период могут быть взысканы в пределах трехлетнего срока с момента обращения в суд, если судом установлено, что до обращения в суд принимались меры к получению средств на содержание, но алименты не были получены вследствие уклонения лица, обязанного уплачивать алименты, от их уплаты (п. 2 ст. 107 СК РФ).

семья

Другой комментарий к Ст. 4 Семейного кодекса Российской Федерации

Семейное законодательство не содержит достаточно четких качественных критериев, позволяющих отграничить семейные отношения от отношений, регулируемых другими отраслями права. Эти критерии выработаны наукой семейного права. Критериями, позволяющими разграничить предмет семейного и гражданского права, выступают: особый субъектный состав семейных отношений — эти отношения должны возникать между членами семьи: супругами, родителями и детьми, усыновителями и усыновленными, между другими родственниками или иными лицами (подробнее об этом см. комментарий к ст. 2 СК РФ); имманентно присущий большинству семейных отношений лично-доверительный характер; тесная связь имущественных отношений, регулируемых семейным законодательством, с личными неимущественными отношениями.

Имущественные и личные неимущественные отношения, возникающие между членами семьи, регулируются нормами семейного законодательства. Однако если семейное законодательство не содержит нормы, регулирующей отношения между членами семьи, к таким отношениям применяются соответствующие нормы гражданского законодательства, если это не противоречит существу семейных отношений. Очевидно, что существу семейных отношений, в частности брачных отношений, противоречила бы возможность применения норм гражданского законодательства о недействительности сделки при решении вопроса о недействительности брака, так как брак и сделка — разнопорядковые категории.

Вместе с тем такие категории, как «правоспособность», «дееспособность», «сделка», «договор», «исковая давность», «обязательство» и многие другие, разработаны правом гражданским, их правовое регулирование осуществляется посредством норм гражданского законодательства, в частности ст. ст. 18, 21, 153, 195, 307 ГК РФ. При решении вопроса о заключении, исполнении, расторжении брачного договора, алиментного соглашения, признании их недействительными подлежат применению положения ГК РФ о гражданско-правовых договорах и сделках. Необходимость применения положений ГК РФ предусмотрена положениями п. 2 ст. 43, п. 1 ст. 44, п. 1 ст. 100, п. 1 ст. 101 СК РФ. Такой же подход обнаруживается при применении к семейным отношениям исковой давности. В силу ст. 9 СК РФ на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется, за исключением случаев, если срок для защиты нарушенного права установлен СК РФ. В силу п. 2 ст. 9 СК РФ при применении норм, устанавливающих исковую давность, суд руководствуется правилами ст. ст. 198 — 200 и 202 — 205 ГК РФ об исковой давности.

Семейное право никогда не регулировало все имущественные и личные неимущественные отношения, возникающие между членами семьи. Так, например, отношения наследования традиционно регулируются нормами гражданского, а не семейного законодательства, несмотря на то, что очередность наследования по закону построена с учетом степени родства и отношений свойства.

 

СЕМЕЙНЫЙ КОДЕКС РФ